Спонсор нашего сайта - пансионат для пожилых людей "Барвиха"
Регулярный осмотр врача. Круглосуточный уход (24/7), опытный и квалифицированный персонал, 6-разовое питание, оборудованное для пожилых людей пространство. Организованный досуг, психолог ежедневно. Евроформат. Всего 7 км от МКАД. От 1800 рублей/сутки (всё включено).
Телефон: +7 (495) 230-12-37

Перейти на сайт

Старость – она и в Германии старость: и слух не тот, и зрение слабое, и силы – на исходе. Да и старческая деменция случается с немецкими стариками так же часто, как и с нашими. Разница лишь в том, что больной вопрос «кто будет ухаживать за немощными бабушкой или дедушкой» там решается куда проще – чаще всего для этого практичные немцы выбирают альтенхаймы – дома престарелых.

Никто по этому поводу не рефлексирует – менталитет в корне другой, но главное — уровень немецких домов престарелых не позволяет допустить даже мысли о том, что старику там может быть некомфортно.

Давайте сравним, как в Германии и у нас решается непростая проблема содержания стариков, ухода за ними. Российскому соцобеспечению есть чему поучиться!

Государственный или частный?

В России

Государство буквально зубами держится за учреждения опеки – причем не только за дома престарелых, но и за детские интернаты, а потому революций в деле обеспечения старикам приличных условий жизни и медобслуживания ждать придется еще долго.

Нечеловеческие условия – так вкратце характеризуют жизнь несчастных постояльцев те, кто бывал там в качестве гостей или проверяющих.

Высокая кучность проживания (пятеро-шестеро стариков в одной палате – абсолютная норма), ветхие, давно не ремонтированные помещения, скудная еда, почти полное отсутствие медицинской помощи – государственные дома престарелых России больше напоминают собой тюрьму, чем социальное учреждение.

И даже в такую богадельню устроить престарелого родственника очень непросто: в огромной стране действуют всего около 1500 домов при минимальной потребности в 4 000. Очередь в 20 000 человек ждет поселения годами – и некоторые из стариков умирают, так и не дождавшись места в доме престарелых.

Не так давно появившихся частных пансионатов очень мало. Почти все они сосредоточены там, где живет самая платежеспособная часть россиян, — в Москве, Санкт-Петербурге и в их пригородах. Причина не только в изначальной дороговизне частного содержания и ухода, которая полностью ложится на плечи родственников. Врачей-гериатров, имеющих специальную подготовку по старческим болезням, можно найти только в крупных городах.

Провинциалам же приходится довольствоваться лишь проживанием в донельзя запущенных государственных домах престарелых – и то если повезет дождаться очереди.

В Германии

Германию можно смело назвать раем для одиноких и немощных стариков: даже в самом маленьком городке всегда есть несколько альтенхаймов. Всего их в очень небольшой стране на данный момент около 13 тысяч. Уход за стариками и их содержание давно взяли на себя частные социальные учреждения, а государство и местные бюджеты – далеко не статисты в этом деле.

Благодаря высокой конкуренции и врожденной немецкой тяге к перфекционизму частники выкладываются на все сто, создавая идеальные условия своим подопечным. Старики живут в уютных комнатах по одному-два человека, хорошо питаются, получают все возможности для собственного развития. За их здоровьем наблюдают врачи-гериатры и специально обученный средний и младший персонал.

Очередей, заставляющих ждать поселения в альтенхайм годами, нет: в пансионатах находится место каждому в кратчайшие сроки.

В Германии когда-то тоже было много государственных домов престарелых. Но в какой-то момент стало понятно, что такая система по меньшей мере неэффективна, и постепенно система перешла на режим частно-государственного партнерства. Подумайте, где будет выше уровень оказания услуг: в городе, где есть только государственные дома престарелых и у людей нет возможности выбирать, где они будут жить, или в городе, где есть 10 частных домов престарелых и проживающие (даже если за них платит государство) могут выбирать, где им жить. Конечно же, во втором случае. Конкуренция порождает высокий уровень сервиса. Люди голосуют «рублем». В данном случае — евро.

Кто платит?

В России

Просто удивительно: финансирование домов престарелых ведется из двух источников – государственного бюджета и отчислений из пенсий постояльцев, а ни элементарного порядка, ни достатка там нет.

Старики отчисляют ни много ни мало 75 процентов своих средств, одинокие еще и отдают жилье за право получить уход за собой, но условия их содержания и отношение оставляют желать много лучшего.

В немногих частных домах престарелых все расходы несут либо сами старики, либо их родственники, что чаще всего оказывается по карману только очень обеспеченным людям.

Федеральный закон №442, принятый еще в 2013 году, провозглашает гарантии долевого государственного финансирования пребывания стариков в частных пансионах. Это могло бы коренным образом изменить к лучшему жизнь пожилых людей и существенно расширить им доступ к недешевым услугам приватных заведений.

Однако по факту о существовании этого закона и возможности проживания в частных домах престарелых за государственный счет никто из возможных получателей соцуслуг не знает (об этом просто не рассказывают в местных органах соцзащиты). Кроме того, для частных заведений существуют значительные ограничения для попадания в госреестр поставщиков социальных услуг. Перспективное и многообещающее дитя системы соцобеспечения оказалось в итоге мертворожденным.

Таким образом, родственники немощных стариков получают скудный выбор: или государственный дом престарелых со всеми ужасами бытия, или частный пансион полностью за свой счёт. Есть и третий вариант – домашний самостоятельный уход. Большинство выбирает именно его из-за страха за судьбу родных и ограниченности в средствах.

В Германии

Плати один-полтора местных прожиточных минимума – в среднем 2 000 евро в месяц — и живи в свое удовольствие в тепле, светле и сытости. Сумма, правда, может быть и выше (до 7 тыс евро в месяц), если старик – полный инвалид, утративший все навыки и возможности ухода за собой.

Стоимость проживания оплачивается из трех источников – собственных средств, страховки и муниципального бюджета.

Собственные средства одиноких постояльцев немецких альтенхаймов – это пенсии, накопления и иногда деньги, вырученные от продажи теперь уже ставшего ненужным жилья. Они снимаются самими стариками или их опекунами с персональных банковских счетов, куда администрация пансиона доступа не имеет, а значит, и полностью исключаются злоупотребления.

Могут платить за содержание пожилых людей и их дети: они берут на себя либо все расходы полностью, либо только часть, — остальное вносят сами старики.

Все работающие немцы платят взносы за пенсионную и медицинскую страховку, которая в старости становится спасительным кругом, если средств на оплату полного пансиона в альтенхайме не хватает. Страховые компании доплачивают заведению недостающую сумму, а иногда берут на себя и все расходы по содержанию. Муниципалитеты тоже участвуют в оплате стоимости содержания в альтенхаймах, частично или даже полностью покрывая ее из городских средств, если у старика совсем нет денег.

Кроме того, во многих альтенхаймах есть внутренние системы страховки: в течение всего времени проживания все жители дополнительно оплачивают 30-100 евро в месяц, и эти средства расходуются на тех, кому они стали нужны.

В любом случае без крыши над головой, еды и внимания никто не остается: даже если в пансионат попадает совсем недавно иммигрировавший в страну старик-инвалид или перманентно безработный немец, он будет жить в очень достойных условиях, а оплачивать это будет город. Никому не завидно, никто не возмущается: очевидно, эра милосердия в Германии наступила уже давно.

Что входит в стоимость?

В России

Строгого деления затрат на проживание в государственных домах престарелых, тамошнее питание и медицинскую помощь нет – впрочем, как нет и хотя бы более-менее приличного уровня заявленных услуг: так, одна видимость для комиссий.

Деньги централизованно перечисляются из стариковских пенсий и бюджета, и чтобы проследить их движение, необходимы задатки детектива – настолько все мутно и запутанно.

Во многих частных пансионатах ситуация не намного лучше: большинство заведений работает без лицензий, с несертифицированным персоналом, в обычных жилых домах, без соблюдения строгих гигиенических и пожарных норм.

Пока лишь некоторые гериатрические центры в России стремятся к мировым стандартам, рачительно, грамотно и прозрачно тратя деньги постояльцев и их родственников. Они же, кстати, и работают по лицензии, строго соблюдают санитарные и гуманитарные нормы.

Стремясь сделать свои услуги более доступными, хорошие частные пансионаты предлагают разные пакеты – от полного пансиона до временного содержания, когда требуется оставлять старого человека под наблюдением только в течение рабочих недель или на случай отъезда опекунов.

В Германии

Тут все зависит от того, в какой мере постоялец альтенхайма здоров, крепок и дееспособен.

К примеру, фрау или герр вполне сохранны, но вести домашнее хозяйство им уже не под силу: требуется помощь. Они оплачивают так называемую «отельную» часть – сюда входят уборка комнат и санузлов, стирка одежды, покупка продуктов и приготовление еды. Это стоит хоть и недешево, но вполне доступно большинству средне обеспеченных людей, а удобство и качество такого пакета услуг себя оправдывает настолько, что некоторые пожилые немцы охотно продают дома и отправляются жить в альтенхайм задолго до наступления полной старости – лет в 65, как только приходит пора идти на пенсию.

Удорожание содержания в пансионате напрямую зависит от физического и психического состояния подопечных. Чем хуже здоровье и чем слабее психика — например, развивается старческая деменция, тем больше ухода требуется больному старику.

Однако по стоимости это выходит намного дешевле, чем проживание достаточно здоровых пожилых людей, просто не желающих обременять себя домашними хлопотами и изнывающих от скуки. Причина – в подключении к оплате страховых компаний, а при необходимости – муниципального бюджета. Они доплачивают постоянно растущую разницу в расходах, ни на йоту при этом не ухудшая условия жизни болеющих стариков.

Как нам сравняться с Германией?

Решения вроде бы лежат на поверхности и не так уж сложны в исполнении:

  • Включить в страховые пенсионные и медицинские случаи вероятность проживания в доме престарелых или частном пансионе с полной или частичной оплатой их услуг
  • Реанимировать безвременно почивший Федеральный закон 442 и неукоснительно его исполнять, точно так же скрупулезно контролируя результаты
  • Стремиться к постепенному переходу от государственных домов престарелых к частным пансионатам
  • Свести к минимуму формальности для поселения в дом престарелых, найти возможности для увеличения мест
  • С младых ногтей воспитывать в согражданах понимание того, что старость неизбежна и не может быть поводом для откровенного игнорирования потребностей пожилого человека

Все просто и так сложно одновременно. Когда же в российских домах престарелых наступит эра милосердия?